Анастасия (Фатима) Ежова: Будет ли большая война?

Страшный "гриб" от мощного взрыва, громыхнувшего в порту Бейрута, потряс сознание ливанцев и всего мира. Вой сирен разодрал плотный морской воздух вмиг искореженной, израненной ливанской столицы. Счет погибших пошел на сотни, раненых - на тысячи, десятки людей пропали без вести, 300 тысяч человек остались без жилья, уничтожено 90 % запасов продовольствия и медикаментов Ливана. Странных совпадений так много, что в ливанских СМИ не без оснований озвучивается версия об американо-израильском и саудовском следе. Мы расскажем вам о предыстории бейрутской трагедии и той серьезной эскалации, которая ей предшествовала...

Анастасия (Фатима) Ежова: Будет ли большая война?

Ливан, отмечающий в эти дни 14-ю годовщину победы над Израилем, сотрясается от внутренних кризисов и внешних вызовов. Рост доллара, падение курса ливанского фунта, коронавирус, безработица, разорение предприятий и увольнения сотрудников, урезание зарплат до мизера, пустые холодильники и переполненные улицы, протесты и акции, вплоть до погрома магазинов и актов насилия, — всё это стало результатом целенаправленной политики США и рабской привязанности экономики Ливана к доллару. 

Прекрасный, живописный Ливан, окутанный вкусным дымом терпких кальянов, запахом кофе с кардамоном и дуновением морского бриза, с его петляющими промеж камней и кедров горными серпантинами, с его уютными кафе на набережных, с его красными черепичными крышами, усеянными золотыми знамёнами "Хизбаллы", ныне полыхает, и запах едкого дыма этого пожарища будоражит людей, заставляя их не на шутку беспокоиться о будущем своей страны, за которую они проливали кровь, приносили в жертву лучших сыновей, которую они трудом и потом отстроили заново после того, как израильская военная машина оставила от её доброй половины груду руин. Иран тогда, кстати, на 70% профинансировал это рекордно быстрое восстановление. 

Я помню Ливан меланхолично-лощёным, изысканно-небрежным: 10 лет назад его улицы ещё не были безнадежно замусорены, но потом стараниями внешних сил загорелась в огне войны соседняя Сирия, и в Ливан потекли чумазые, неприкаянные сирийские беженцы, которые начали клянчить мелочь, воровать на улицах, возводить незаконные постройки и спускать в бирюзовые воды Средиземного моря потоки зловонной канализации, из-за чего в черте Бейрута стало невозможно купаться. Увы, все ливанцы знали, чьи это жёны и дети: правительство Башара Асада снабжало лишившихся крова сирийцев каким-никаким жильём, а в Ливан бежали члены семей боевиков. Ливанцы — люди добрые: они не стали распространять на них отношение к их мужчинам. Однако проблема сирийских беженцев до сих пор стоит очень остро, ибо они служат источником преступности и угрозы: попрошайки, которым сегодня по 10 лет, всего лишь через 5 лет созреют, чтобы держать в руках оружие. Ливанские патриотические силы, включая "Хизбаллу", давно лоббируют вопрос, чтобы беженцев организованно вернули в Сирию, гарантировав им безопасность, и чтобы переговоры об этом велись на уровне двух правительств: ливанского и сирийского. Но кое-кто упорно саботировал этот процесс. 

Этот же кое-кто настырно добивается натурализации других беженцев — палестинских; хотя сами обездоленные палестинцы не горят желанием делить маленький Ливан с ливанцами, а десятилетиями мечтают о возвращении на украденную у них родину — в Палестину. "Марш Возвращения" в Газе, в ходе которого израильские военные безжалостно отстреливают безоружных женщин и подростков, медиков и журналистов, зародился именно под сенью ливанских кедров. Палестинско-ливанское братство выдержало испытание сирийской мясорубкой: искренним сторонникам Сопротивления враждовать незачем, будь они суннитами или шиитами — как бы кое-кто ни старался вбить между ними клин. 

Кое-кто меняет имена и лица, порой высказываясь открыто, а порой действуя через местных лоббистов. И этот кое-кто — посольство США в Ливане. 

Госпожа посолка

Новоприбывший посол (или как теперь положено говорить по митушному фэн-шую? Послиха? Послица? Посолка?) Дороти Ши лихо, словно под звуки залихватской ливанской дабки, принялась костерить "Хизбаллу" в СМИ, обвинив её во всех бедах Ливана. В интервью саудовскому гостелеканалу "Аль-Хадат" она заявила, что "Хизбалла" "взяла Ливан в заложники" и якобы выкачивает деньги из госбюджета на свои нужды. Приятную слуху многих ливанцев антиамериканскую риторику "Хизбаллы" Ши с ужасом назвала "устрашающей". 

В ответ госпожа посолка получила неожиданную для себя жёсткую отповедь со стороны ливанского МИД и президента Мишеля Ауна лично. Министр иностранных дел Ливана Нассиф Хитти напомнил ей про Венскую конвенцию о дипломатических отношениях 1961 года, согласно которой посол иностранного государства не должен вмешиваться во внутренние дела другой страны. Высказался и депутат парламента от "Хизбаллы" Хасан Фадлалла: он назвал интервью Ши "возмутительным актом агрессии в отношении суверенитета Ливана и его национального достоинства". 

"Когда посол США Ши жонглирует фактами, инкриминируя "Хизбалле" плоды социально-экономической агрессии её собственной страны, Америки, против Ливана, это не способно убедить никого, и никто не поверит этому. В администрации США разразился конфликт между госсекретарем Помпео, его помощником Шенкером и этим послом. Он вспыхнул, когда в адрес Америки посыпались обвинения, связанные с обнародованием факта, что именно США стоят за попытками удушить Ливан экономически, повысить курс доллара и предотвратить приток валюты в Ливан", — заявил заместитель лидера "Хизбаллы" шейх Наим Касем. 

"Вишенкой на торте" стала массовая антиамериканская протестная акция в Бейруте: Ши снискала достойную порцию хайпа в ответ на свой словесный харрасмент. Но дальше — больше: судья Мухаммад Мазех из города Тир, что на юге Ливана, нашёл в интервью Ши разжигание религиозной и социальной розни, а потому запретил ливанским СМИ брать у госпожи посолки интервью. Запрет введен сроком на год, и точно такой же длительности тюремный срок светит нарушителям. Подобного американцы явно не ожидали: они привыкли, что арабы пресмыкаются и отплясывают перед ними с саблями. Нарушителей этого бедуинского ритуала вносят в "списки террористов", но добро бы так повела себя одна лишь "Хизбалла", которая и так занимает в этом американском списке почётное место — но чтобы "с крючка сорвалось" всё ливанское государство? И как тут не подвергнуть его коллективному наказанию, сознательно ограничив приток наличной валюты в Ливан, который из-за долларизации экономики остро в ней нуждается? 

Наглость — неотъемлемая часть американской политики и дипломатии. Как вы думаете, какими "благородными мотивами" США оправдывают свои действия? Правильно: снова "виновата" "Хизбалла" — она якобы скупает доллары, чтобы отправлять их в Сирию и Иран, помогая "жутким террористическим режимам" обходить санкции. И на это обвинение лидер "Хизбаллы" сейид Хасан Наср-Аллах ответил колко и жёстко: "Во время официальных заседаний некоторые чиновники заявили, что 20 млрд. долл. были выведены из нашей страны за рубеж в период между сентябрем 2019 г. и февралем 2020 г. Но занимались этим вовсе не "Хизбалла" и не "Амаль" — и попали эти деньги отнюдь не в Сирию и не в Иран. Кто "увёл" 20 млрд. долл. из ливанских банков за границу? Есть специальный банк, который занимается этим… Ситуация с долларами — заговор, направленный против Ливана, против ливанского народа, против нашей экономики, против ливанского фунта и только в последнюю очередь — против Сирии. Сирия для них — лишь предлог. Спросите главу ливанского Центробанка, ушел ли хоть один доллар из тех самых 20 млрд. в Сирию, и сколько она получила из этой общей суммы". 

Вспомним "Акт Цезаря" — введённый США пакет санкций против Сирии, содержащий в себе беспрецедентные законодательные инновации, в соответствии с которыми санкции против Сирии, Ирана и "Хизбаллы" распространяются отныне не только на американцев, а на всех жителей Земли, — и картина заговора будет полной. 

"Поворот на Восток" 

Вопреки козням США, "Хизбалла" подготовила программу выхода Ливана из экономического кризиса, которую её лидер обозначил как "поворот на Восток": "Если доллар — это инструмент давления, который используется против нас даже в том, что касается наших базовых потребностей, как мы можем ослабить нужду в долларе? Ведь доллар нужен нам, чтобы оплачивать бензин, газ, дизельное топливо, муку. Чтобы покупать лекарства, медицинское оборудование, сырьё для производства, нам нужен доллар. Если у Центробанка нет достаточного количества долларов, чтобы покрыть все эти запросы, — то это лишь потому, что он не хочет иметь проблемы с американцами… Можем ли мы найти дружественную нам страну, которая может пойти нам навстречу? Например, Иран… Могут найтись и другие страны, которые согласятся вести с нами бизнес, чтобы мы при этом рассчитывались не в долларах, а в ливанских фунтах. 

Исходя из нашего опыта, нам придётся сперва убедить в этом ливанские власти, а потом уже обращаться к иранцам или к кому-либо ещё… В прошлом, когда наш брат Мухаммад Фнейш был министром энергетики, я ездил в Иран, где обсуждал с министром энергетики Ирана и другими иранскими чиновниками ситуацию с электричеством в Ливане. Мы привезли предложение по этому поводу и представили целый проект — но он не был утверждён в Ливане… 

Ещё одна альтернатива — бартер. Страна может не взять ливанскую валюту в обмен на топливо, но мы в состоянии расплачиваться с ними нашей продукцией, сельскохозяйственной либо промышленной. Так мы сможем вести торговлю и с Ираном, и с другими странами… Это будет стимулировать ливанское производство, придаст импульс экономике, поможет создать новые рабочие места и снизит потребность в долларе — и в результате курс местной валюты возрастёт. В самом начале доллар всё ещё будет востребован, но постепенно его важность будет уменьшаться, а курс ливанской лиры — расти. Это поможет снизить зависимость Ливана от Америки. Мы будем в состоянии обеспечивать себя всем необходимым без доллара и прочих "твёрдых" валют. Это во многом оздоровит Ливан… 

Я также прошу ливанцев помочь мне убедить в этом ливанских чиновников, которые могут отказаться, опасаясь давления со стороны США. Если они боятся американцев, должны ли мы испытывать страх перед ними? Американцы к нам безжалостны. Бояться их — неприемлемо… 

У меня есть чёткая информация, что китайские компании готовы делать инвестиции в нашу экономику, несмотря на все сложности, существующие в Ливане. Это не мы будем давать им деньги — это они будут привозить их в нашу страну. Что, если будет реализован проект строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали из Триполи в Накуру? Разве это не принесёт прибыль в нашу страну? Это выгодная для Ливана инвестиция. А разве это не создаст рабочие места и не приведёт к колоссальным сдвигам в экономике и обществе, позитивно сказавшись на уровне жизни? Я официально объявляю, что китайские компании готовы помочь нам. Они также готовы построить электростанции по схеме СЭП (строительство—эксплуатация—передача) — причём от ливанского государства не требуется никаких вложений, ибо китайцы готовы всё взять на себя. Мы также обсуждали с китайцами, могут ли они построить тоннель между Бейрутом и долиной Бекаа. Китайские компании готовы инвестировать в эти проекты на основе схемы СЭП". 

Лидер "Хизбаллы" обозначил три страны, которые могут стать для Ливана основными партнёрами: это Иран, Китай и Россия. 

Вражеские провокации 

Меж тем, становится неспокойно и на внешних рубежах Ливана. Вечером 23 июля в сирийском небе американские военные самолёты F-15 позволили себе опасное сближение с иранским пассажирским бортом Mahan Air, что чуть не привело к катастрофе. На фоне вспыхнувшего скандала, жалобы Ирана в ИКАО и возмущения ООН вновь всплыл наболевший вопрос: а что вообще боевая авиация США делает в небе Сирии? Сирийское руководство не давало им на это разрешения. И если раньше они оправдывали свои действия "борьбой против ИГИЛ*", то теперь, после победы Сирии, это хлипкое алиби и вовсе перестало работать. 

Мой добрый знакомый Фади Бу Дийа, главный редактор аффилированного с "Хизбаллой" журнала "Аль-Марайя", прокомментировал это так: "Объявленное военное соглашение между Ираном и Сирией вызывало серьёзную обеспокоенность у израильского военного руководства — особенно в связи с тем, что это соглашение существенно укрепит возможности ПВО Сирии противостоять израильским атакам. Это привело нас к мысли, что израильская армия нанесёт удар, узнав о последствиях этого соглашения" (из заявления для Russia Today от 19 июня 2020). 

"Сионистский враг ударил по Дамаску, в результате которого был убит боец "Хизбаллы", и официально взял на себя ответственность за это. 

"Хизбалла" чётко и недвусмысленно указала на необходимость отреагировать на это в соответствии с программным заявлением её лидера сейида Хасан Наср-Аллаха, что его организация не оставит без ответа гибель кого-либо из наших братьев. 

И мы объявили, что страх Израиля перед нашим ответом приведёт к военной эскалации. Это усилит давление на руководство Сопротивления в свете кризисов, от которых страдает Ливан, где уже ведутся разговоры о нормализации и нейтралитете" (из интервью на канале OTV от 3 и 22 июля 2020 и из интервью на канале "Аль-Джадид" от 23 июля 2020). 

"На следующий день израильская армия подвергла бомбардировке объекты на Голанах и в Кунейтре. Был перехвачен иранский гражданский пассажирский самолёт, следовавший из Тегерана в Бейрут, который совершил вынужденную посадку в Международном аэропорту имени Рафика Харири. 

Возникает вопрос: чем обусловлена эта израильская эскалация? Каков её фон? 

Эта эскалация спровоцирована США, которые объявили об экономической блокаде Сирии и Ливана, чтобы обеспечить победу на выборах Трампу и Нетаньяху. 

Эта эскалация отражает явные разногласия в сионистском истеблишменте при составлении "дорожной карты" для управления ситуацией. 

Некоторые израильские спецслужбы повелись на агентурные донесения, в которых их призывают усилить давление, полагая, что у "Хизбаллы" сейчас неподходящий момент для открытия фронта на юге. Кроме того, налицо явная попытка заманить Иран за стол переговоров с американцами, основанная на ошибочном предположении, будто иранское руководство ещё не оправилось от последствий убийства Касема Сулеймани, и, кроме того, озабочено распространением коронавируса и экономической ситуацией внутри Ирана. 

Все эти ложные донесения возвращают нас к ситуации в канун израильской агрессии 2006 года, которая закончилась провалом их планов и поражением Израиля в Ливане. На данном же этапе их ложные калькуляции приведут сионистское образование к неизбежному поражению. Возможно, открытие фронта в неожиданном месте принесёт свои плоды, и американцы ничего не смогут предпринять, помимо сильного давления, призванного нивелировать следы их поражения. 

Следовательно, вполне реалистичен сценарий, что реакция "Хизбаллы" будет новой по своему стилю и способу исполнения, что отражает силу и готовность "Хизбаллы" противостоять любой израильской агрессии, ибо враг находится под неусыпным военным наблюдением Сопротивления". 

В этой заметке содержится намек на то, о чем лидер "Хизбаллы" говорит давно и открыто: если Израиль вновь решится напасть на Ливан, он потеряет север оккупированной Палестины — Галилею, план освобождения которой у "Хизбаллы" уже давно готов. 

Галилея 1.0 или Айн аль-Асад 2.0? 

Тремя неделями ранее в интервью журналистке связанного с "Хизбаллой" ИА Alahed News Фатиме Диб Хамзе шейх Наим Касем говорил о повторении сценария июля 2006 года как о маловероятном: "Сложившаяся атмосфера не способствует тому, чтобы Израиль замышлял войну против Ливана, поскольку сейчас он сосредоточен на эпидемии коронавируса. Также Израиль вплотную занят аннексией части Западного берега, в связи с чем опасается ответной реакции палестинцев. 

Кроме того, его смущают военные возможности Сопротивления, благодаря которым оно создало баланс сил, устрашающий врага. Сейчас они боятся нас больше, чем когда-либо. Как Израиль может напасть на нас, если результаты непредсказуемы? 

Внутри самого Израиля даже раздаются крики, что их внутренний фронт не готов к войне! Один их военный эксперт отметил, что их сухопутные силы недостаточно квалифицированы для ведения реального боя. Все эти факторы, включая готовность самой "Хизбаллы", которая постоянно наращивает боеспособность и не поддаётся никакому давлению, удерживают их от агрессии, исключая возможность войны против Ливана. 

Но мы всегда принимаем во внимание худшие сценарии. Мы поддерживаем уровень боевой готовности. Если разразится война, мы встретим её с достоинством и полной уверенностью, что Сопротивление одержит победу, потому что правда — на его стороне, потому что эта земля — наша, и потому что мы — готовы". 

Современная ситуация столь динамична, что расклады меняются быстро, как погода в горах. Но, возможно, даже за явными американо-израильскими провокациями никакого полномасштабного конфликта не последует, а "Хизбалла" ограничится ювелирно точными актами возмездия, которые не навлекут беды на сам Ливан, но повергнут противника в полное смущение. 

А ведь в начале года нечто подобное уже произошло: в ответ на убийство генерала Касема Сулеймани КСИР нанёс сокрушительный удар по американской базе "Айн аль-Асад" в Ираке, и мир сжался в напряжении, ожидая большой войны. Но вместо этого американцы начали эвакуацию своего персонала из Кувейта и ОАЭ. Они тайно вывозили из Ирака своих раненых, сливая в подконтрольные им СМИ потоки неуклюжей "дезы", будто потерь нет, а иранцы "отстрелялись" по пустой базе". Но, увы, "Гаарец" сумел "пропалить" данные о 224 вывезенных через Тель-Авив раненых, а РИА ФАН сообщил о 80 убитых и 200 получивших ранения. 

Впрочем, стратегически у "Хизбаллы" и всей оси Сопротивления тоже есть амбициозные планы. Недаром, говоря о покойном Касеме Сулеймани, шейх Наим Касем заявил: "Касем Сулеймани был назначен командующим силами "Кудс" в 1998 году. Их предназначение — подготовить 20-миллионную армию к освобождению Иерусалима. Эта армия должна включать в себя бойцов Сопротивления из Палестины, Ливана, Ирака, Пакистана, Афганистана и Сирии. Он отвечал за военную подготовку и обучение бойцов во всём регионе…И Аллах обещал нам победу". 

* Террористическая организация, запрещённая в России. 

 

Анастасия (Фатима) Ежова 

 

Завтра / Giperssilka