ИРАНСКИЙ ГЕНЕРАЛ ХАГИГАТПУР: "ГЕНЕРАЛ КААНИ СКАЗАЛ: "Я ЗАДУШУ АРМЯНСКИЙ ТАНК СВОЕЙ КЕПКОЙ» ФОТО / ВИДЕО-ИНТЕРВЬЮ

ИРАНСКИЙ ГЕНЕРАЛ ХАГИГАТПУР:
Генерал-лейтенант Мансур Хагигатпур

Ветеран Карабаха, генерал-лейтенант армии Аль-Кудс Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР) Хаджи Мансур Хагигатпур дал обширное интервью Giperssilka.ru о Карабахе. В интервью главному редактору сайта, журналисту-исследователю Мехди Фараджу генерал Хагигатпур рассказал о своей жизни во время Первой карабахской войны и раскрыл ряд новых фактов.

- "Спасибо, что приняли наше предложение об интервью. С начала последней карабахской войны началась специальная анти-пропагандистская кампания по поводу того, что якобы Исламская Республика Иран помогает оккупационной Армении, что якобы Иран в хороших отношениях с этим режимом. Мы хотели, чтобы вы внесли ясность в эти вопросы. В какие годы вы лично были в Азербайджане и в каком статусе служили в азербайджанской армии? Расскажите, пожалуйста, всю правду об Азербайджане, касающуюся Первой карабахской войны азербайджанскому народу и нашим зрителям."

- "Во имя Милостивого и Милосердного Аллаха. Приветствую моих дорогих сестёр и братьев из Азербайджана. Считаю своим долгом почтить память и поприветствовать души тех, кто отдал свои жизни ради Аллах в войне за Карабах, особенно моего брата, борца и героя шахида Ровшана Джавадова, который очень потрудился на этом пути. Если бы не его труд, они могли бы захватить больше точек. Я лично видел, как этот дорогой человек всей своей душой и мужественно защищал свою Родину. Очень жаль, что Азербайджан не оценил его должным образом и лицемеры в Азербайджане убили нашего дорогого брата. Если бы в регионе действовали такие люди, как Ровшан Джавадов, то армяне не смогли бы продвинуться. Мы были в Карабахе два срока.

Покойный командир азербайджанского ОМОН-а полковник Ровшан Джавадов

Очень жаль, что Азербайджан не оценил его должным образом и лицемеры в Азербайджане убили нашего дорогого брата. Если бы в регионе действовали такие люди, как Ровшан Джавадов, то армяне не смогли бы продвинуться. Мы были в Карабахе два срока. Первый раз это было во время власти Народного фронта и ИРИ пыталась не допустить этот конфликт и установить перемирие.В то время наши бойцы прибыли в Азербайджан и их по очереди разместили в военном пункте между и Азербайджаном и Арменией, чтобы они не нападали друг на друга. В то время Шуша все еще была под контролем Азербайджана, и мы видели как армяне подходили, и, к сожалению, Азербайджан не встал у них на пути. Они вошли и заняли блокпост с очень небольшой силой. У Народного фронта был план передачи Карабаха, особенно Шуши. Когда Гейдар Алиев пришел к власти, Аяз Муталлибов провел переговоры. Первоначальный процесс переговоров был начат А. Муталлибовым, после чего его продолжил Г. Алиев. В то время Р. Джавадов очень много трудился. Мы пошли в Министерство обороны, провели переговоры с председателем парламента и решили приехать и обучить азербайджанцев в Азербайджане и помочь нашим братьям, чтобы война закончилась победой в их пользу. Сначала нам дали одну, потом ещё 2,  всего 3 воинские части. У нас было два офиса, один в Министерстве обороны, а другой рядом с парламентом при Р. Гулиеве. Обо всём, что мы делали, мы докладывали спикеру Р. Гулиеву и тогдашнему министру обороны Мухаммадрафи Мухаммадову. Каждую неделю я встречался с Г. Алиевым и информировал о наших планах и Г. Алиева и Р. Гулиева, чтобы они были в курсе. Мы знали тип войны, мы знали местность, мы знали оружие и мы очень хорошо тренировали солдат. Г. Алиев сказал мне: "Наши солдаты не умеют воевать в ночное время, обучите их этому." Он попросил меня сделать это, и мы разместили наших тюркоязычных бойцов в двух воинских частях. Всего за время пребывания в Азербайджане мы обучили 6500 солдат, в том числе 11 батальонов. На том опубликованном видео, на котором мы стоим вместе с Г.Алиевым запечатлены первые тренировки. Тогда Гейдар Алиев сказал мне: "Генерал Мансур, вы не подготовили мне солдат, вы подготовили для нас тигров, они очень храбрые. Наш первый батальон воевал зимой, в заснеженной битве с армянами, так что не дал продвинуться им всей линии фронта ни на дюйм. Половина нашего батальона была убита, но позицию они сохранили. Мы упорно работали, чтобы дать нашим братьям лучшее обучение, чтобы привить им чувство патриотизма. Параллельно мы обсуждали с Минобороны вопрос нехватки вооружений. Наши официальные лица дали нам полномочия поставлять оружие Азербайджану. Мы выезжали из Билясувара, и если Минобороны что-то хотело, мы привозили в Билясувар на КАМАЗе, и оттуда колонна с оружием и боеприпасами передавались нашим дорогим братьям. Помню, однажды шахид Р. Джавадов приехал в Тегеран и поговорил с нами, с нашим высокопоставленным руководством. Он сказал, что если мы не поможем им сегодня, то армяне дойдут до Баку. Он попросил у нас мины. Мы хотели, чтобы эти мины были доставлены в Азербайджан как можно быстрее. Для этого Р.Джавадов организовал самолет, который приземлился в аэропорту Мехарабад в Тегеране, мы загрузили его и передали Азербайджану с минами. Позже Р.Джавадов сказал, что если бы они не заложили эти мины перед армянами, то те захватили бы большое количество их сёл и городов. Мы всегда заявляли, что готовы помочь Азербайджану. С другой стороны, нам наше руководство велело помогать столько, сколько потребовалось бы нашим братьям, даже если у них не было денег. Например, мы подарили эти мины, которые загрузили в самолёт Р.Джавадова, мы не взяли за них денег. Потому что мы считали, что должны помочь, и мы настояли на этом. Позже они попросили ещё кое-какие вещи, и мы постарались им дать всё, что у нас было на складах. То, чего у нас не было, я даже сделал кое-что ... Минобороны Азербайджана запросило у нас РПГ, мы дали, они сказали, что этого мало. В то время на наших заводах их не производили. Тогда я обратился в SEPAH и забрал все их РПГ, мы всё собрали в фуры и привезли на границу в Билясувар. Во всяком случае, всё, что было нужно Минобороны АР, всё было там. Я помню, мы дали Азербайджану оружия на 30 миллионов долларов, все это оружие мы передали в Минобороны АР. В то время мы знали, что ситуация в Азербайджане очень плохая, и потому мы помогали.

Мы рассказываем всё это, чтобы наши братья знали, сколько помощи Исламская Республика Иран оказала Азербайджану (в Первой карабахской войне, - ред.). Если вы обратите внимание на видео в Мурове, в зале сидел генерал, он сидел там когда я выступал, когда Г.Алиев наблюдал за учениями, он и тогда был с нами. Этот генерал - Исмаил Каани, действующий командир бригады Аль-Кудс армии КСИР.

Командир бригады Аль-Кудс генерал Исмаил Каани

Другой генерал - советник командира SEPAH генерал Орудж. Посмотрите, сколько внимания наше руководство уделяло Азербайджану. Я даже помню, как нам сказали о том, что армяне наступают. Генерал Каани, генерал Орудж и я обсудили вместе и попросили Минобороны, чтобы нас перебросили на передовую. Я хотел пойти на передовую, чтобы увидеть каким образом армяне наступают, чтобы сказать вам, что делать. Мы с батальоном поехали на станцию, где вышли из вертолета. По-моему, это был Горадиз. Было решено отвезти нас на линию соприкосновения на джипе, чтобы посмотреть как армяне продвигаются вперёд. Мы слышали, что армяне записывали звуки танков и устанавливали колонки на машины, а с другой стороны азербайджанцы думали, что это танки приближаются, и без сопротивления отступали. Мы начали продвигаться на джипе. За 500-600 метров до линии соприкосновения наш джип увяз в грязи и застрял на месте. Сардар Орудж, генерал Каани и я вышли из джипа и пошли пешком. Мы продвинулись на 50-100 метров, и после того, как джип был облегчён, он вылез из грязи, проехал вперёд и взорвался. Мы понимали, что это районы, которые были заминированы азербайджанцами, но они не оставили знаков. Мы зашли прямо в середину заминированного участка, но, к счастью, грязсь не позволила нашей машине двинуться вперёд. Тогда нам очень повезло что мы прошли вперёд, армян мы не видели. Мы спросили: "А где армяне?" Я помню, как генерал Каани снял кепку и сказал: "Если подойдет армянский танк, я задушу его этой кепкой". Я спросил: "Как?" Он ответил: "Я брошу кепку перед тримплексом танка (приспособление для обзора механика-водителя танка, - ред.), водитель не увидит, куда вести танк". 

Мы проделали серьёзную работу в этом регионе. Никто не может утверждать, что мы не оказали этой помощи. У нас есть 200 часов видеозаписи того, подтверждающих то, мы сказали, из которых пока опубликованы только 2 минуты. Если будут ещё какие-то возражения, мы опубликуем новые. У нас есть тысячи фотографий и документов.

Вспоминая этику, нрав и мужество мученика Ровшана Джавадова, хочу отметить еще одно событие, в котором он принял непосредственное участие. Одна из самых важных вещей, которые мы сделали, - мы перебросили 2000 афганских моджахедов в Баку из трех пунктов и дали им указания, что они должны будут там делать. Они стояли на линии соприкосновения с армянами и оказывали сопротивление. Справедливости ради стоит отметить, что они хорошо сражались, и многие из них были ранены на войне.

Мне стыдно перед афганцами, потому что пули, который поражали их, летели сзади, а не спереди, это не были выстрелы армян. Люди Народного фронта, смешивались с солдатами и расстреливали наших афганцев сзади. Братья сказали мне: "Что делать, мы армян не боимся, некоторые из них стреляют в нас сзади." В чем на самом деле проблема, мы не говорили афганцам в то время."

- "Хаджи, вы хотите сказать, что силы Народного фронта стреляли с тыла по афганским муджахидам, сражавшимся за Азербайджан?"

- "Да, именно."

- "А вы сообщили об этом тогдашнему руководству Азербайджана?"

"Да, мы им сообщили, что в наших братьев стреляют сзади, а не спереди. Эти события привели к тому, что Азербайджан не смог продвигаться вперёд и освободить Карабах. Если армия Народного фронта не оставили Шушу, они не смогли бы захватить её. Если бы войска Народного фронта помогли, то в Ходжалы не произошло бы этих событий. Некоторые люди хотели заручиться политической поддержкой в событиях в Карабахе, в том числе и Народный фронт. Одна из тем, которая заставляет нас задуматься больше всего, заключается в том, почему азербайджанцы не мобилизовались и не освободили Карабах путём сопротивления, мы видели очень мало таких среди них. Мы поняли, что последняя позиция азербайджанцев состояла из того, что они решили использовать политические и другие возможности Соединенных Штатов, Израиля, Турции и других стран для освобождения Карабаха. Они поверили словам Минской группы. Они думали, что Минская группа освободит Карабах и передаст его Азербайджану. Мы были готовы, каждый документ был готов для расширения нашей работы, если у нас было 3 военной части, то мы бы увеличили их до 5, 6. Мы пытались помочь и в других сферах. Например, мы очень хотели, чтобы Азербайджан мог сам производить и ремонтировать бронетехнику, чтобы такие работы проводились в Баку и чтобы азербайджанская артиллерия и танки оставались без дела. Сначала все было хорошо, но потом было усердия. У меня было много разговоров с Г. Алиевым, но сейчас говорить о них не рекомендуется, если нужно, расскажу в другой раз. Однако Соединенные Штаты, Израиль и Турция не хотели, чтобы иранская армия была в этом регионе, и чтобы мы помогали Азербайджану. Наша армии обладает крепкой верой. То есть мы не поехали в Азербайджан работать, мы пошли на джихад. Та фраза, которая гласит: "Карабах - земля ислама", - её мы сформировали. Мы сказали нашим войскам, что если с ними что-то случится в этих битвах, то они станут мучениками. Справедливости ради - наши братья воевали в Карабахе всей душой и сердцем и вернули честь азербайджанской молодежи. Те батальоны, которых мы обучили, сражались в самых тяжелых условиях, и даже наши братья были согласны принять мученическую смерть, но не отступить.

Мы официально пошли на фронт. Это свидетельство, выданное мне Министерством обороны о том, что весь Азербайджан представлял меня генералом Мансуром, и с ним я мог поехать куда угодно. Кинжалы, которые, как говорят, нам подарили, я хочу показать вам парочку. Это подарки, подаренные нам во время войны в Азербайджане. Это золотой кинжал, подаренный там нашими друзьями. 

Помню, на одной из наших последних встреч я сказал Г. Алиеву, тогда И. Алиев был в Москве и не участвовал в процессе, я сказал, что мы можем вам помочь, и таким образом вы можете освободить Карабах. И действительно смогли бы освободить. Если бы 5-6 батальонов были хорошо подготовлены, они могли бы освободить Карабах на основе наших учений. Мы тренировали  в 3 воинских частях, предоставляли оружие и боеприпасы, а также еду, питье, воду, хлеб, медикаменты, мечети, улицы для 100 000 человек в Имишлинском районе... Наши братья прибыли из Парсиоабада и создали эти условия для 100 000 человек. Мы не видели в Азербайджане серьёзного отношения у большинства официальных лиц, кроме Ровшана Джавадова, который хотел освободить Карабах. В разговоре с сирийским министром народонаселения я сказал ему, что если хотите, Сирия не должна быть потеряна, давайте создадим там "басидж" (армию местных добровольцев) по той же модели, по которой Имам Хомейни создал в Иране. Они приняли, и с помощью мученика Касима Сулеймани был основан сирийский Басидж. Хаджи Касим Сулеймани также помог основать Хашдуш-Шаби в Ираке. В Йемене Ансаруллах также помогала людям. Когда люди, сами проявляют инициативу, тогда враг отступает. В Азербайджане эта модель не применилась, мы сказали, что готовы основать для вас Басидж. Азербайджанцы везде являются азербайджанцами, с нашей стороны азербайджанцы выслали «армию Ашура» и показали лучшие результаты в нашей войне (ирано-иракской войне, - ред.). Вы тоже могли это сделать, и мы помогли бы вам в этом. Но они не сделали. Они думали, что есть Израиль, и он придет и освободит Карабах. В нашем последнем разговоре с Ильхамом Алиевым, когда я был губернатором Ардебиля, он очень волновался и сказал: "Мы не принимаем Америку." Он не знал, что наша помощь является дарованием. Америке нужна была только ваша нефть. Ваша земля им нужна только потому, что они хотят разместить там свои базы. Это глобальные планы США: они хотят освободят Карабах, чтобы он стал независимой страной, и чтобы потом министерство обороны США - Пентагон и Израиль - приехали и навсегда обосновались в этом регионе. Это их конечные цели. В настоящее время на эту территорию переброшено несколько группировок террористов. Мы уверены в следующем:

  1. Карабах - законное, шариатское и естественное право Азербайджана. Никто не имеет права забрать его у Азербайджана.
  2. Армяне агрессоры и должны покинуть этот регион.
  3. Эти земли находятся под оккупацией 28 лет и должны быть изъяты у Армении.

Если в регион приедут террористы Фронта Ан-Нусра и ИГИЛ, то этот конфликт усугубится. Мы обеспокоены этим и говорим нашим дорогим братьям в Азербайджане, что Богом дано благословение народу Азербайджана, а вы этого не знаете. В это благословение необходимо верить. Вы должны поддержать это благословение и продвигаться вперед, и Бог благословит вас, и Исламское Сопротивление поможет вам. При условии, что официальные лица Азербайджана захотят выйти на площадь и преданно и искренне выступить вперед. Не так чтобы, министр обороны Азербайджана, спрашивал меня: "Почему вы помогаете Армении?". Я ему сказал: "Слушай, нам запрещено помогать Армении в войне, тем более, что ты видишь, что я помогаю тебе, я звоню в Тегеран при тебе и говорю: "Отправляйте!" Понимаете, мы отправляем вам оружие самолетом, мы настаиваем на этой помощи. Я надеюсь, что лидеры в Азербайджане будут хорошо работать, и их имена впишутся в историю золотыми буквами, а если не будут , то история их запомнит не с лучшей стороны. Как, например, Народный фронт, - их называют предателями. В нынешней войне ни один министр или депутат не носит военную форму. Почему? Носите военную форму, выезжайте в зоны боевых действий, на линию соприкосновения. Отправьте своих детей на фронт. Сколько детей наших руководителей, сколько представителей нашего Вождя стали мучениками на войне. Будьте осторожны, этот народ мусульмане, шииты, у них есть честь, у них есть Хусейн, у них есть Абульфазл. Нужно использовать таких людей во благо, они достойные, честные, хранящие землю люди. Мы готовы помочь, чем можем. Наши официальные лица и руководители показали, насколько они заботятся об Азербайджане. Мы на протяжении 30 лет обеспечили путь, и если бы мы не сделали это, Нахчыван рухнул бы. Они приезжают из Билясувара и Астары и переходят в Нахчыван как через свои земли. Во время войны мы открывали дорогу, через наши земли проходили осажденные войска, танки и солдаты. Лично я делал это сам. Для нас гордость помочь нашим братьям и вернуть Карабах. Мы знаем, что Карабах принадлежит Исламу и Азербайджану. Опять же, если официальные лица Азербайджана захотят, мы готовы помочь в этом вопросе. Некоторые говорят, что это следует обсудить. Минская группа ведет эти обсуждения 28 лет, почему они не реагируют? Почему не решили эту проблему? Это показывает, что обсуждение ведется не в пользу Азербайджана и его народа. Если мы не будем сильны в регионе, они нас съедят. Они говорят, что захватили не только Карабах, но и 7 прилегающих районов, и он считают и их своими. Премьер-министр Армении выступил в Иране с речью, сказав, что Карабах наш. Я ответил, что, господин премьер-министр, вам нужно читать историю: "Карабах принадлежит Азербайджану, если хорошо читать историю, Ереван тоже принадлежит Ирану, будьте осторожны, не путайте, говорите правду!" В Азербайджане сейчас целое море самоотверженных людей, это само собой, в настоящий момент пакистанские бойцы в Сирии и Ираке, Хашдуш-Шаби готовы прийти на помощь Азербайджану. Таких сил, готовых прийти на помощь, очень много. Они не террористы, они муджахиды. Они не будут просить у вас 5000 долларов в месяц. Они хотят участвовать в джихаде. Они помогли Сирии, Ираку, а теперь помогают Йемену. Надеемся, у вас все получится и вы выиграете.

Моя мечта - чтобы Азербайджан освободил Карабах руками достойных азербайджанских мусульман. Я желаю, чтобы мы не проиграли в игре, которую затеяли некоторые страны в нашем регионе, мы не должны проиграть в этой игре. Азербайджан должен вести войну в Карабахе не под давлением, а с национальной волей, и Бог поможет, и мы, и исламский мир к его услугам.

- Господин генерал, вы поделились подробной и новой информацией, и мы еще раз благодарим вас за то, что вы приняли наше приглашение, как в этом отношении, так и за ваши заслуги в правом деле Азербайджана.

Помимо своей военной деятельности, Хаджи Мансур Хагигатпур занимал пост заместителя председателя Комиссии по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента, бывший член иранского парламента, бывший губернатор провинции Ардебиль. В настоящее время, помимо чтения лекций в Тегеранском университете, генерал Хагигатпур также работает помощником Али Лариджани, советника Верховного Лидера Имама Хаменеи (р).

 

Giperssilka.ru