Непримиримый антагонизм. Ирану и "Израилю" никогда не сойтись на карте региона

Как только в 1979 году в Иране победила Исламская революция, её лидер имам Рухолла Мусави Хомейни разорвал дипотношения с "Израилем", закрыл его посольство и взамен открыл посольство Палестины.

Непримиримый антагонизм. Ирану и

Этот шаг был всецело поддержан революционными массами, уставшими от того, что во времена шаха американцы и "израильтяне" хозяйничали в Иране как хотели, а известную изощрёнными пытками шахскую охранку САВАК тренировал сионистский "Моссад". С тех пор Исламская Республика Иран оказывает всецелую поддержку движениям Сопротивления в Ливане и Палестине, и это является важной частью её внешней политики. Благодаря ИРИ возникли "Хизбаллах" в Ливане, ХАМАС и "Исламский Джихад" в Палестине, а затем "Ансар Аллах" в Йемене, Силы народной мобилизации ("Аль-Хашд аш-Шааби") в Ираке. Из-за этого Иран навлёк на себя немало новых санкций, но не намерен отказываться от помощи Сопротивлению: он продолжает передавать ему деньги и оружие, оказывать информационную поддержку, не делая различия между суннитскими и шиитскими движениями. 
Ещё в 1963 году имам Хомейни выпустил своё первое постановление против "Израиля": "Израильский" режим не хочет, чтобы в нашей стране остались образованные люди. "Израильский" режим не желает, чтобы в нашей стране существовал Коран. "Израильский" режим не хочет, чтобы в нашей стране существовали религиозные учёные. "Израильский" режим не желает, чтобы в нашей стране исполнялись исламские предписания. Именно "израильский" режим стоит за нападениями на медресе, атакованные сионистскими агентами. Всё, что представляет для них препятствие или загораживает им путь, устраняется руками их агентов. Коран является для них таким препятствием — а потому его стремятся уничтожить… Нам нанесло оскорбление наше собственное правительство, которое пособничает "израильскому" режиму и исполняет все его команды". 
Имам Хомейни в корне изменил геополитический расклад в регионе: из главного союзника "Израиля" Иран превратился в его основного и непримиримого противника. В итоге "Израилю" пришлось отказаться от амбициозных планов по захвату новых территорий. Некогда грезивший о "великом "Израиле" от Нила до Евфрата", сионистский режим вынужден поумерить аппетиты — ведь даже агрессии против соседнего Ливана не увенчались успехом: всякий раз "Израиль" был вынужден отступать и зализывать раны, нанесённые ракетами "Хизбаллах". В 2000 году "Хизбаллах" положила конец 18-летней оккупации всего юга Ливана, а в 2006 году, науськиваемый американскими неоконами, "Израиль" вновь напал на Ливан, желая "покончить с "Хизбаллах", но ему пришлось убраться. Ему не удалось сломить даже задыхающийся в тисках блокады Сектор Газа; его до ужаса пугает йеменское движение "Ансар Аллах", которое крепнет, несмотря на шестой год саудовской агрессии, испепелившей эту выкашиваемую эпидемиями страну и не оставившей от её инфраструктуры камня на камне. Во многом эта стойкость — результат иранской поддержки. 
Есть ли в этом эксклюзивная заслуга имама Хомейни? Возможно ли, чтобы воля одного исторического деятеля привела к столь тектоническим сдвигам в масштабах целого региона? Такой взгляд утопичен. Иран давно не является монархией, и даже Лидер (Рахбар), коим был имам Хомейни, а после, с 1989 года, стал аятолла  Али Хаменеи, не в состоянии навязывать свою волю против желания иранского общества. Это "работает" как со знаком "плюс", так и со знаком "минус". Известен анекдотичный случай, как Махмуд Ахмадинеджад, будучи президентом Ирана, хотел запретить пользующийся народной любовью "фастфуд" как вредный для здоровья нации. Но любители пиццы, газировки, сэндвичей выразили такое бурное и массовое возмущение, что от этой инициативы президенту пришлось отказаться. То же было и с рядом других непопулярных инициатив, которые пытались провести на уровне парламента: активное гражданское общество заблокировало их. Думать, что ИРИ сумела бы годами поддерживать Палестину вопреки недовольству народа, глупо и наивно: он давно бы выплеснул это недовольство в форме разного рода протестных акций. 

 

Позиция иранского народа по Палестине 


Вводя санкции за поддержку Сопротивления, Запад рассчитывает вызвать волну народного протеста, которая, по его мнению, заставит ИРИ отказаться от антиизраильской политики. Едва ли этот план способен сработать, учитывая, какие многомиллионные и красочные шествия устраиваются на улицах иранских городов каждый год в День Аль-Кудса, учреждённый имамом Хомейни в последнюю пятницу месяца Рамадан. Если кто-то думает, что людей сгоняют на эти акции или прикармливают деньгами, позволю себе их разочаровать: иранский народ поддерживает палестинцев так же искренне, как русские патриоты — восставший Донбасс. Иранское общество неоднородно, в нём есть полярные и контрастные группы, религиозные, светские и традиционно-консервативные слои, которые расходятся и соперничают между собой по разным вопросам, но в отношении к "Израилю" абсолютное большинство иранцев проявляет такую же солидарность, как в отношении к ваххабитским террористам: сионистский режим воспринимается как бесчеловечный расистский режим апартеида. 
Для иранских мусульман это вопрос конфессиональной солидарности — а круг религиозных людей в Иране куда шире, чем это представляется визуально. Помимо соблюдающих шариатские нормы бородатых мужчин и дам в чёрных чадрах, есть ещё огромная прослойка людей, которые носят "неправильный" хиджаб, слушают западную поп-музыку, не соблюдают многие из исламских предписаний, но не отходят от базовых установок религии: совершают намаз, держат пост, не пьют спиртное. Эти люди тоже сочувствуют Палестине, и в случае открытого конфликта с США и "Израилем" будут опорой для исламского строя. Западные стратеги недооценивают количество таких людей — и в этом, кстати, причина провала их попыток сделать ставку на внутрииранский протестный фактор. Да, есть узкие зажиточные вестернизированные слои, которые с отстранённой прохладцей относятся к исламской идеологии и к палестинской борьбе, восхищаясь всем парижским и берлинским, но даже в этой среде сложно встретить людей, испытывающих симпатию к "Израилю". 
Причина тому — развитое и живое чувство исламской солидарности. Пророк Мухаммад сказал, что всемирная исламская община (умма) подобна единому организму, и, если один из его органов болен, то мучается весь организм целиком. Благодаря многолетней просветительской работе своих СМИ иранцы хорошо осведомлены о том, как Палестина страдает под оккупацией. Они знают о беженцах, изгнанных с родной земли и десятилетиями ютящихся в лагерях на чужбине, о сносе домов бульдозерами, о блокадной Газе, о присвоении земель, пастбищ и оливковых рощ, о жестоких бомбардировках, о воровстве пресной воды, о чудовищных тюремных сроках и условиях содержания, об административных арестах, когда людей задерживают и томят в заточении годами без суда и чёткого обвинения… 

 

"Послужной список" сионистского режима 


"Израиль" с самого начала создавался большой кровью. Это — резня в деревне Дейр-Ясин, которую 10 апреля 1948 г. атаковали три сионистские группировки: "Иргун" под руководством Менахема Бегина, "Штерн" под руководством Исхака Шамира и "Хагана" под руководством Давида Бен-Гуриона. Они убили 250 человек, большинство из которых — женщины, дети, старики: сионисты насиловали женщин и вспарывали животы беременным, уродовали людям лица. В июне 1948 г. 176 палестинцев были убиты в ходе бойни в Лоде и Рамле. 23 мая 1948 г. сионисты убили 200 палестинцев в Тантуре — деревне к югу от Хайфы. Это преступление оставалось засекреченным до 2000 г., пока "израильтянин" Тод Кадис не раскрыл архивы сионистской армии в своей дипломной работе. В том же 1948 году радикальные сионисты атаковали селение Ад-Давайме близ Эль-Халиля, убив там 500 человек. В 1953 году от их рук пострадало селение Кибия, расположенное к северу от Иерусалима: там были убиты 69 человек, командовал убийством Ариэль Шарон. 
3 и 12 ноября 1956 г. произошли два резонансных нападения на Хан-Юнис: во время первого были убиты 500 палестинцев, в ходе второго — 2700. Знаковым актом непрерывного геноцида стала бойня в ливанских лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила в сентябре 1982 г., жертвами которой стали 3500 палестинцев и ливанских шиитов. Хотя она была осуществлена руками ливанских фалангистов, те были всего лишь исполнителями плана  Шарона. 25 февраля 1994 г. сионистский экстремист Барух Гольдштейн и т.н. "поселенцы" из Кирьят-Арба устроили стрельбу по молящимся палестинцам в мечети Ибрахимийя: были ранены более 350 и убиты 50 палестинцев. 18 апреля 1996 года "Израиль" учинил бойню в ливанской деревне Кана, где погибли 106 человек и были ранены 116. 
Всё это и многое другое, в совокупности с актами военной агрессии "Израиля" против Ливана, Газы, Сирии и других исламских стран, с открытыми попытками уничтожить Мечеть Аль-Акса, со "сделкой века", полностью лишающей палестинцев национального суверенитета, вызвало жгучую ненависть к "Израилю" во всём Исламском мире, и Иран не стал исключением. Под "Исламским миром" здесь имеются в виду миллионы простых мусульман и исламские богословы, а вовсе не правители ряда государств, далеко не всегда следующие ценностям Ислама и готовые принести интересы палестинского народа в жертву конъюнктурным интересам и призрачным выгодам, которые сулят им США и "Израиль" за коллаборационизм. 

 

Фетвы исламских учёных против "Израиля" 


С самого начала реализации сионистского проекта множество суннитских и шиитских исламских богословов вынесли фетвы о запрете на строительство "израильского" "государства" в Палестине и на любое сотрудничество с "сионом". Имам Хомейни здесь не был ни инициатором, ни новатором. Позиция исламских учёных базируется на коранических аятах о том, почему иудеи утратили право на земли Палестины. Согласно Священному Корану, пророк Муса (Моисей) спас "народ Израиля" от нечестивца-фараона, выведя их в Палестину, на Землю Обетованную, но они утратили эксклюзивное право на эту землю, поклонившись тельцу и начав убивать пророков Единобожия. Об этом есть множество аятов в Священном Коране, суре "Корова" (См.: 2:61, 2:83-85, 2:92).
 В Коране сказано: "Не запрещает Аллах являть вам доброту и справедливость к тем, кто не сражался с вами из-за веры и не изгонял вас из жилищ ваших — ведь любит Он справедливых. Запрещает Аллах дружить вам с теми, кто сражался с вами из-за веры, изгонял вас из жилищ ваших и способствовал выселению вашему. А те, кто заводит дружбу с людьми такими — воистину, грех совершают" (61:8-9). Фетвы против "Израиля" как режима-узурпатора ещё в ХХ веке дали такие видные богословы Исламского мира, как Мухаммад Ибрахим Гилани, шейх Мухаммад Реза Хамадани, шейх Мухаммад Хусейн Кашиф аль-Гита, ливанские шиитские учёные Хусейн Шарафуддин,  Мухсин аль-Амин, имам Муса Садр, Мухаммад Хусейн Фадлалла и аятолла Махди Шамсуддин. 

 

Позиция Рахбара —  Али Хосейни Хаменеи 


Нынешний Лидер Ирана, аятолла Хаменеи, постоянно подчеркивает, что ИРИ ведет борьбу против сионизма, а не против еврейского народа или иудейской религии. Евреи и иудеи в Иране защищены законом как религиозное меньшинство, они вправе исповедовать свою религию, отправлять культ, жениться, разводиться и делить имущество по своим, а не по исламским законам; они имеют квоту в парламенте. В Иране регулярно проходят конференции ортодоксальных иудеев-антисионистов, считающих, что до прихода Мошиаха "государство "Израиль" не имеет права на существование. 
Важно понимать, что в Иране имеют в виду под "уничтожением "Израиля": это не геноцид евреев как народа и не массовые убийства "израильтян", а упразднение сионистского режима и "государственного" строя. Руководители ИРИ и "Хизбаллах" допускают, что для этого даже не понадобится  война, и что "Израиль" падёт в силу внутреннего кризиса и разочарования в сионистском режиме со стороны т.н."репатриантов", многие из которых уезжают из "Израиля". 
 Али Хаменеи предлагает провести референдум, в котором коренные жители Палестины (мусульмане, христиане и иудеи) сами решат, каким они хотели бы видеть государственное устройство Палестины: 
"Упразднение расистского сионистского режима не подразумевает каких-то насильственных действий в отношении евреев и иудеев, являющихся людьми Писания. Заявление нашего благородного имама Хомейни о том, что этот режим (а не народ) должен прекратить существование, зиждется на принципах гуманности. Мы предлагаем миру практическое решение данной проблемы, которое неуязвимо для критики, если судить с позиции разума. Мы настаиваем на том, что должен быть проведён референдум, в котором примут участие все проживающие на этой территории люди, являющиеся её коренными жителями. И они должны решить, кто будет ими править. Сам народ должен решить эту проблему. Именно это подразумевается под "упразднением сионистского режима". Таков выход из сложившегося положения. Подобный выход приемлем и должен найти понимание в свете восторжествовавших в мире стандартов и логики. Это практически осуществимое решение. Мы должны представить соответствующее предложение в ООН и другие международные организации, чтобы оно было ими рассмотрено". (Из праздничной проповеди в Идд аль-Фитр  9 августа 2013 г.). 
Непримиримость в отношении "Израиля" лидеры Сопротивления объясняют тем, что рассматривают его всего лишь как инструмент американской экспансии и гегемонии, цель которой — подрыв суверенитета ближневосточных стран и присвоение их ресурсов. Так, лидер  "Хизбаллах"  Хасан Наср-Аллах недавно заявил: "Враг, с которым мы сражаемся, — это США. Это трудная, длинная война, для победы в которой от Оси и фракций Сопротивления требуется твёрдость… Всё, что творит Америка в регионе, делается в интересах "Израиля" против интересов арабских и мусульманских народов… Америка использует все свои возможности, чтобы укрепить "Израиль" и навязать его арабским правительствам. Америка подкармливает "Израиль" и помогает "Израилю", чтобы защитить его. Нападение Саддама на Исламскую Республику Иран, война против Йемена — всё это было сделано в интересах "Израиля".
 Аналогичные заявления неоднократно делал и сам аятолла Хаменеи. 

 

Ментальная пропасть 


Причина ирано-"израильского" антагонизма даже глубже неснимаемых религиозных, геополитических и этических противоречий. Иранское и "израильское" общества являются контрапунктом одно к другому по целому ряду параметров: налицо глубокая ментальная пропасть. Примеров тому множество, и один из них — отношение к приватности. Иранцы отличаются нетипичной для Ближнего Востока скрупулезной вежливостью и бережным отношением к частному пространству других людей. Чужая личная и семейная жизнь в иранском рабочем коллективе — табу: влезать в эти сферы с расспросами для большинства воспитанных людей неприемлемо (с другой стороны, если вдруг случится беда и нужна будет помощь — мгновенно поддержат и проявят активное неравнодушие). В "израильском" конгломерате,   по рассказам свидетелей, едва знакомый тип в лифте может панибратски начать выпытывать подробности из чужой спальни. 
В иранском обществе царят дружелюбие и доброжелательность, в "израильском" — все грызутся между собой, словно пауки в банке. "Хуцпа" (дерзкая манера поведения), считающаяся в "Израиле" положительным качеством, у иранцев, мягко говоря, не в чести: человек должен быть скромным, не нахальным, соблюдающим  чужие границы. Этот принцип  и в сфере коммуникации, и в политике, а потому слова о невмешательстве в дела чужих государств, если они о том не просят, для иранцев — не фигура речи. 
Иранское общество опутано тааруфом — сложной системой этикета, и иранец может извиниться за то, что сидит к вам спиной на переднем сидении в автомобиле; в "Израиле"  могут запросто заявиться в ресторан в мятой пижаме и гордятся тем, что они — "без комплексов". В Иране людям с детства прививают пиетет перед героической смертью; ""израильтяне источают "жизнизм" и явный страх перед такой смертью — так, что даже командующие сионистской армией говорят об этом как о большой проблеме, негативно влияющей на боевой дух их подопечных. Если попытаться охватить весь спектр примеров этого ментального антагонизма, можно написать целый трактат. 
Эксперты, считающие, что возможно "помирить Иран и "Израиль", не учитывают всех этих нюансов, итогом которых является неизбежное органическое неприятие друг друга. Перефразируя Киплинга, "Израиль" есть "Израиль", Иран есть Иран, и вместе — на карте одного региона — им не сойтись. 

Анастасия (Фатима) Ежова

Palinfo / Giperssilka