Посол Ирана – о России, положении мусульман и противостоянии вызовам

Посол Ирана – о России, положении мусульман и противостоянии вызовам

Чрезвычайный и Полномочный посол Ирана в РФ Казем Джалали – известный иранских политик, в прошлом депутат парламента страны – меджлиса. В декабре 2019 господин Джалали был назначен на должность руководителя иранской дипмиссии в Москве. Выбор его кандидатуры говорит о том, что в Тегеране придают большое значение развитию ирано-российского сотрудничества.
Своим отношением к России, проблемам исламского мира и ключевым вопросам международной политики Казем Джалали поделился с ИА IslamNews. – Уважаемый господин посол, Вы относительно недавно работаете в России. Каковы ваши впечатления от страны?

– Во имя Бога, Милостивого, Милосердного. Россия – огромная страна с многовековой историей, играющая важную роль на мировой арене. Здесь проживают представители различных наций и религий, которые мирно сосуществуют на обширной территории. Каждый, кто приезжает в Россию, убеждается в неисчерпаемом богатстве русской культуры, искусства, литературы, архитектуры, науки и многих других сфер жизни.

– В последние годы в международной повестке Ирана и России есть много общего. Это касается не только Сирии, но и других вопросов международных отношений. С чем, по-вашему, это связано?

– Самая большая наша общность заключается в том, что и Россия, и Исламская республика Иран выступают против однополярности, то есть против односторонних действий на международной арене. Приверженность такому подходу сближает наши позиции. Известно, что после распада Светского Союза мир столкнулся с неким вакуумом власти. И американцы сделали все, чтобы использовать этот вакуум в свою пользу, направить мир к однополярной системе. Но, к счастью, мировому сообществу пришло понимание того, что однополярность приводит к игнорированию интересов остальных стран, бросает вызовы безопасности и стабильности во всем мире. Отрадно, что Россия после прихода к власти господина Путина взяла курс на укрепление суверенитета и многополярности. Именно борьба за торжество этих принципов сближают нас с Россией. Важную роль в сближении наших стран играют и другие факторы, такие как общие границы, совместная борьба с терроризмом, взаимодействие экономического и культурного сотрудничества.

– В решении сирийской проблемы Россия взаимодействует с Ираном в рамках астанинского формата, где третьей стороной выступает Турция. Как Вы оцениваете это трехстороннее сотрудничество и позицию Анкары в сирийском вопросе?

– Я считаю астанинский формат, основанный на сотрудничестве России, Ирана и Турции, наиболее успешным и эффективным в решении сирийской проблемы. Все три страны стремятся играть позитивную роль в будущем Сирийской Арабской Республики. Для достижения стабильности в Сирии нужна эффективная борьба с терроризмом. На следующем этапе необходимо разработать конституцию и дать возможность сирийскому народу самому определить свою судьбу. Надеемся, что все страны, включая Иран, Россию и Турцию, помогут Сирии в достижении стабильности и самопределении ее народа.

– Как Вы видите развитие ситуации на Ближнем Востоке после израильско-эмиратского соглашения о нормализации отношений?

– Этот вопрос можно рассматривать с нескольких ракурсов. Во-первых, признание сионистского режима и фактическое установление с ним связей ложится неизгладимым пятном позора на любое мусульманское государство. Во-вторых, все мусульманские народы твердо стоят на позициях отстаивания прав народа Палестины; воля одного или нескольких арабских правителей, которые отдали предпочтение личным интересам и сохранению своих кресел, практически не оказывает влияния на волю мусульманской уммы в целом. В-третьих, важно понимать, что сионистский режим не является стороной, которая заслуживает доверия. Сионисты никогда не поступали честно по отношению ни к одному из лидеров арабских или исламских государств. Если оглянуться в прошлое, от соглашения в Кэмп-Дэвиде до договоренностей Осло-1, Осло-2 и Вай Плантейшн, то можно сделать вывод, что сионистский режим, не был привержен ни одному из своих обязательств. Покойный Ясир Арафат, который заключил соглашение в Осло, спустя короткое время был подвергнут биологическому террору. В 1997 году в соответствии с договоренностью Осло-1 должно быть создано независимое государство Палестина. И где же сегодня это государство? Очевидно, что, установив отношения с Израилем, эмиратские лидеры хотели оказать хорошую услугу господину Трампу в период предвыборной кампании. Однако подобные действия правителей, конечно, не окажут влияния на волю мусульманских народов, а еще больше сплотят мусульман на пути освобождения Палестины от оккупации. Это очень важный момент. Что касается Исламской Республики Иран, то мы, безусловно, следим за развитием ситуации в регионе, и готовы защищать наши национальные интересы, если сионисты захотят использовать против Ирана его соседей.

– Известно, что Иран оказывает активную помощь палестинскому сопротивлению в Ливане. В этой связи не могу не спросить Вас про взрыв в Бейруте, который причинил огромный ущерб ливанской столице. Что Вы думаете по поводу этого события?

– Полагаю, до установления настоящей причины взрыва, все суждения на этот счет являются преждевременными. Необходимо дождаться выводов следственной группы, которую создало правительство Ливана. Сегодня следует сосредоточиться на усилиях по восстановлению Бейрута и возмещению ущерба, нанесенного народу Ливана. На этот счет сделано много громких заявлений, однако реальной помощи оказано не так уж и много.

– Мусульмане России с большой скорбью восприняли кончину аятоллы Тасхири, который очень много делал для сближения мазхабов. Как вы относитесь к сближению религиозно-правовых школ в исламе и в чем видите его перспективы?

– Во-первых, хочу выразить искреннее сожаление в связи с уходом из жизни аятоллы Тасхири. Он был выдающимся исламским богословом и играл важную роль в достижении единства мусульманского сообщества. Его кончина является невосполнимой утратой для всех мусульман. Вместе с тем следует отметить, что масштаб личности аятоллы выходил за конфессиональные рамки. У него были очень хорошие отношения с христианским миром, в том числе и Русской православной церковью. Мы благодарим российских мусульман и христиан

– всех, кто выразил соболезнования и почтил память ученого. Что касается сближения, то я убежден, что это одна из целей и идеалов любого мусульманина. Тем более, что мусульманское сообщество сегодня сталкивается с серьезными вызовами, такими как враждебность со стороны США и сионистского режима, экстремизм, антиисламские акции, которые мы недавно наблюдали во Франции и Швеции. Конечно, мы должны стоять плечом к плечу и двигаться в сторону единства уммы. Коран нас учит: «Держитесь за вервь Аллаха и не разделяйтесь». Мы, мусульмане, верим в Единого Бога, у нас один пророк и один Коран. Есть кое-какие разногласия, но они незначительные на фоне общих основ. Своим единством мы должны показать истинное лицо ислама, который является религией умеренности и разума. Террористические течения, которые приписываются нашей умме, не имеют с ней ничего общего. Они имеют искусственную природу и привнесены извне противниками мусульман.

– Вы назвали антиисламские акции, наподобие карикатур в «Шарлей Эбдо» и осквернения Корана, вызовами всему исламскому миру. Какова должна быть реакция на эти вызовы?

– Ислам представляет высшую ценность для всех мусульман. Занятие мирскими делами и ослабление нашего рвения к исламу приводит к оскорблениям Корана и нашего пророка. Исламский мир должен навести порядок внутри себя и не допускать беспечности в отношении своей религии. Мусульмане, безусловно, должны жестко реагировать на подобные выпады. Как сказано в послании верховного духовного лидера имама Хаменеи, исламская умма, в целом, и каждый ее представитель, в частности, должны быть бдительными в отношении подобного рода враждебных проявлений.

– В свое время имам Хомейни жестко отреагировал на антиисламский опус Салмана Рушди, после чего посягательств на исламские святыни не наблюдалось много лет…

– Да, это на самом деле так. Это еще раз подтверждает то, что мы должны быть отзывчивыми по отношению к своей религии, Корану, исламским святыням, не допуская посягательств на них. Важно отметить, что существует взаимосвязь между рукотворными террористическими группировками, первобытная жестокость которых растиражирована на весь мир, и общественным мнением: люди думают, что это и есть ислам, и начинают оскорблять. Поэтому мусульмане, и особенно улемы, должны прикладывать все усилия, чтобы показать истинное лицо ислама, не приемлющего терроризм и экстремизм.

– Каким Вы увидели мусульманское сообщество России? Какую роль, на Ваш взгляд, мусульмане должны играть в жизни своей страны?

– За месяцы своего пребывания в России я увидел динамичность и пассионарность российской уммы. В России активно действуют мечети, которых в стране, как мне рассказали, более 8 тысяч. Я заметил, что российские мусульмане отличаются добрыми отношениями со своими христианскими братьями. Мы очень надеемся, что последователи ислама в России, включая религиозных деятелей и улемов, будут и дальше идти по пути укрепления мира и стабильности, добрососедства и взаимопомощи с представителями разных религий.

 

Islamnews / Giperssilka