Шах Исмаил I – классик азербайджанской литературы

Шах Исмаил I – классик азербайджанской литературы
Шахиншах Ирана Исмаил I, основатель династии Сефевидов, писал стихи под псевдонимом Хатаи. Его творчество вошло в сокровищницу азербайджанской поэзии, сообщает сайт Edebiyat ve Sanat Akademisi.

Иранский шах Исмаил I Сефеви родился в 1487 году в городе Ардебиль. Его дед, шейх Сафи ад-Дин, был шейхом тариката сефевийе, а отец, шейх Хайдар, занимавший пост главы тариката, был известен как государственный деятель и военачальник.

Под псевдонимом Хатаи шах Исмаил писал стихи на азербайджанском, персидском и арабском языках. Но на персидском языке сохранилось лишь несколько образцов его стихов, а основное его наследие – на азербайджанском. Поэтическому творчеству шаха Исмаила посвящено множество исследований, а сам он входил в число классических азербайджанских поэтов.

Шах Исмаил был знаком с произведениями и персоязычных поэтов Азербайджана, таких как Низами Гянджеви, Авхади, Кишвери Тебризи, Хабиби (XVI век), и поэтов, писавших на тюркском языке, таких как Насими и Алишер Навои.

Как государственный деятель, шах Исмаил I использовал свою поэзию и в политических целях. Странствующие ашуги и дервиши распространяли его стихи в качестве средств агитации. Вместе с этим, турецкая исследовательница Адиле Йылмаз Аныл отмечает в Исламской энциклопедии Диянета: «Хотя он и применял стихи как средство распространения своей идеологии, обладая поэтическим складом души, он создавал и образцы высокой поэзии. В части своих произведений он предстает как шейх тариката, муршид. В них он, как правило, раскрывает темы тасаввуфа, пишет о любви к двенадцати имамам и Ахль аль-Бейт (членам семьи Посланника Аллаха, мир ему!). А стихи, созданные им после поражения от султана Селима I Явуза, больше обращены внутрь, они более личные, лирические». До нас дошли маснави Хатаи «Насихатнаме» и «Дехнаме», а также его газели и касыды.

Хатаи пишет:

Если ты суфий, то не занимайся куплей-продажей,

Не прибавляй дозволенное к запретному,

Не ступай по кривой дороге,

Следуй прямому пути.

Миниатюра из дивана Шаха Исмаила Хатаи. Тебриз, 1515/20 гг.

 

«Насихатнаме»

Это серия бейтов в жанре маснави, посвященная этикету (адаб) тасаввуфа. Хатаи в этом произведении перечисляет качества, которыми должен обладать человек, вступивший на путь тариката, а также правила, которым он должен следовать. Кроме того, «Насихатнаме» представляет собой своего рода изложение учения кызылбашей и бекташи: «Бог един, нет равного и подобного Ему. Путь к нему лежит через тарикат. Видимый и приводящий – Он. На путь Бога выводит людей пир с добрыми речами. Этот мир – капля по сравнению с морем Бога. Но эта капля неотделима от моря. Эту истину можно постичь с помощью любви. Чтобы обрести любовь, надо возносить приветствия [Мухаммаду]. Мухаммад истинно поднялся на небо во время мираджа и увидел там Али. Но это тайна. Вступившие в тарикат должны знать это и признавать 12 имамов. Поэтому необходимо найти муршида и приближаться с его помощью».

«Дехнаме»

Это произведение считается одним из первых в жанре маснави в азербайджанской литературе. Хатаи создал его в возрасте 20 лет. Оно складывается из переписки между влюбленным и возлюбленным. Произведение также носит суфийский характер и содержит похвалы Али и падишаху. «Дехнаме» издавалось самостоятельно, но чаще всего оно или отрывки из него фигурируют в посвященных ему работах или поэтических сборниках, изданных в Азербайджане, России, Турции. Это произведение стало хрестоматийным в азербайджанской литературе.

Титульный лист рукописи Дехнаме 1610 года из Института рукописей НАН Азербайджана 

 

***

Душа моя, жизнь моя, – счастлива будь!

Простимся, – в далекий собрался я путь…

Душа моей плоти умершей, – живи!

Со мною пришлось тебе горя хлебнуть!

Немало я пролил и крови, и слез, –

Прости меня, милая, не обессудь…

Тоска, словно черные кудри твои,

Мешает мне нынче на солнце взглянуть.

Я видел толпу возле окон твоих, –

И горько мне стало, и дрогнула грудь…

Пускай я погибну – ты вечно живи!

Но мученика Хатаи не забудь!

***

Я ныне властитель державы любви!

Тоска и беда – вот визири мои.

В костях моих мозг, словно воск, растопился,

Огонь поселился в безумной крови!

Чертоги мои попирают Фортуну.

Я воин – меня не пугают бои!

Орел я, парящий над лезвием Кафа,

Завидуют песням моим соловьи.

Халладжа Мансура веду на цепи я…

О мир! Хатаи властелином зови!

(Перевод Д.Голубкова)

Памятник шаху Исмаилу в Ардебиле

 

Islamosfera / Giperssilka