Жизнь рядом с мечетью Аль-Акса: история страданий одной палестинской семьи

Жизнь рядом с мечетью Аль-Акса: история страданий одной палестинской семьи
Жизнь рядом с мечетью Аль-Акса: история страданий одной палестинской семьи
Жизнь рядом с мечетью Аль-Акса: история страданий одной палестинской семьи
Жизнь рядом с мечетью Аль-Акса: история страданий одной палестинской семьи

Семья Башити уже многие годы подвергается преследованиям со стороны израильских властей из-за отказа покинуть свой дом, расположенный в стратегически важном месте, пишет Асиль Джунди.

Мухаммад Башити ведет машину по улице аль-Вад в Старом городе Иерусалима (Аль-Кудса) с особой осторожностью. Он поворачивает налево и паркует машину, вместе с женой и дочерью минует израильский полицейский пост, расположенный прямо у ворот Аль-Аксы, и направляется в свой дом, стоящий всего в метре от мечети Аль-Акса. Мухаммад, его жена Бинар и дочь Байласан – единственные члены семьи, которые имеют хотя бы частичную свободу передвижения. Трое их сыновей – Хишам, Хатим и Абдуррахман – провели значительную часть своей жизни в израильских тюрьмах, центрах допросов или под стражей и домашним арестом. 20-летний Хишам находится в тюрьме с октября прошлого года по обвинению в том, что он бросал бутылки с зажигательной смесью в оккупационные войска в городе Исавия близ Иерусалима. Семнадцатилетний Хатим, возможно, самый удачливый из братьев, поскольку он смог вернуться в школу в этом году и подготовиться к Общему экзамену на аттестат. Третий сын, Абдуррахман, страдающий диабетом с четырехлетнего возраста, недавно был насильно вывезен из своего дома по неясным обвинениям и в настоящее время находится под принудительным домашним арестом в городе Шуафат к северу от Иерусалима.

Чтобы понять причины непрекращающихся притеснений палестинской семьи, достаточно войти в их дом, из окон которого открывается вид на Аль-Аксу.

С 1980-х годов Башити получают заманчивые предложения от израильтян, желающих купить их дом, но поскольку семья держится за собственность, отказываясь ее продавать, израильские власти пытаются оказать на них давление, подвергая преследованиям.

Мухаммад рассказывает, что его семья владела и другой недвижимостью в районе аль-Шараф, который находится под контролем Израиля с момента его оккупации Восточного Иерусалима в 1967 году. Он подавал в суд, требуя вернуть конфискованное имущество, одно из которых было превращено в синагогу. Однако из-за высоких расходов и огромного давления, с которым сталкивается семья в отсутствие какой-либо официальной палестинской поддержки, у них не было иного выбора, кроме как воздержаться от дальнейшего рассмотрения этого дела.

Мухаммад говорит, что у его детей никогда не было спокойного детства – оно было омрачено вторжениями, арестами, избиениями, разлучением с близкими и домашними арестами.

Среди других причин их преследования – роль семьи в волнениях в Восточном Иерусалиме летом 2017 года, когда израильские власти установили металлодетекторы и электрические двери на воротах в Аль-Аксу. Сыновья Башити, снабдив их одеялами, едой и водой, оказали поддержку протестующим, которые устроили сидячую забастовку у ворот Ан-Нусра.

Башити говорит, что он не может вылезти из долгов – ему приходится платить штрафы, деньги за залог и судебные издержки, в дополнение к множеству других расходов, которые обременяют его.

В течение многих лет он проводил большую часть своего времени в судах и следственных изоляторах, под стражей и в банках, чтобы получить кредиты, которые помогли бы ему справиться с расходами на аресты его сыновей.

Мухаммад Махмуд, адвокат, представляющий интересы сыновей Башити, также считает, что причиной преследований этой семьи является стратегическое расположение их дома. По его словам, израильские власти пытаются довести отца до отчаяния и заставить вести переговоры о продаже дома.

«На слушании по делу Абдуррахмана присутствовали представитель секретной службы в Иерусалиме, юрисконсульт Шабака [службы внутренней безопасности Израиля] и представитель, отвечающий за комнату номер четыре центра допросов. Для меня это была жесткая и нелепая ситуация: все эти высокопоставленные чиновники пришли на суд к мальчику, которому всего 16 лет, чтобы просить продлить срок его содержания», – говорит Махмуд.

İslamosfera.ru / Giperssilka